Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Боевой листок торговой войны

На тему торговой войны с Китаем, травли России и прочих событий обнаружился интересный пустячок -- никому не интересное вещество, конечно, неинтересное лишь пока оно почему-то не исчезло. Годовое производство в мире -- 80кт, из них 100% производится в БРИКС, в том числе 54% в Китае, 20% в РФ, 16% в ЮАР и 10% в Бразилии. В штатах оно где-то когда-то было, но сейчас полностью импортируется. Без него сразу прекращается производство компонентов из наиболее массового титанового сплава для военной авиации, причём начиная с боевой (всех типов). Без него сразу прекращается производство правильной конструкционной низколегированной стали (HSLA) для машиностроения. Металлургия потребляет 95% вещества, но понемногу в других применениях оно тоже незаменимо или труднозаменимо. Получается потенциальный пердимонокль для штатов и "друзей и союзников": достаточно договориться Президенту и Императору, и весь ванадий на рынке может уйти в закрома их родин легко, быстро и строго по-рыночному, причём у китайцев опыт такой операции уже есть. Цена резко увеличится, доступность резко уменьшится -- это самый минимальный эффект. Поскольку в металлургии доля вещества в цене продукции мала, металлурги просто добавят расходы к цене, а пользователи просто её заплатят, потому что у них нет абсолютно никакого другого выбора. А пока всё это происходит, БРИКС могут понемногу подкармливать рынок, компенсируя свои затраты на это мероприятие продажами по очень рыночной цене. Коммерческие производители слишком сопротивляться не будут -- достаточная премия и гарантированные на несколько лет вперёд продажи закрывают такие вопросы. Это просто ванадий. Торговым воинам придётся гуглить это слово. Это лишь одно такое слово, а при тщательной подготовке таких можно насобирать несколько для более значительного эффекта. Это будет интересно, хотя пока это лишь неиспользованная возможность, но и китайцы пообещали воевать до конца.

Пик водителей в добывающей промышленности

В тяжёлой технике для добывающей промышленности начали исчезать кабины водителей и операторов. Причём исчезают они не только по лютому произволу руководства машиностроительных компаний, но уже и по просьбе добывающих компаний. По оценкам добывающей промышленности, переход к автономным машинам станет массовым в 2020~2025 годах. А пока есть первые ласточки, самой первой из которых стал двухсотонный карьерный самосвал Комацу. Однако не всё так просто с "автономностью", которая заявляется, и сейчас это видно вооружённым глазом.

Автономная машина под чутким управлением одного чувака с пультом, которому помогал ещё один чувак к мотком кабеля, автономно выехала из ангара на открытую площадку с ловкостью ребёнка, посаженного в первый раз в жизни на двухколёсный велосипед. Однако кабины у машины изначально нет. Нет никаких сомнений что в машине установлены все нужные датчики и вычислители, однако в результате автономной она пока не оказалась -- правильнее назвать её беспилотной. Может быть в шахте получится лучше, как было показано ранее на анимациях.

Второй двухсотонной ласточкой стала самоходная автономная буровая установка Атлас Копко, кабина которой была убрана по просьбе заказчика, потому что ей уже никто не пользуется, и нужно освободить место для более полезных вещей. В этой машине с автономностью должно быть получше, как минимум по словам представителя компании, но и к ней прилагается дистанционное управление, а при углублении в подробности компания уточняет что полностью автономная работа будет следующей фазой развития машины.

Мотиватор перехода добывающей промышленности на беспилотную и автономную технику колоссален, а технические возможности принципиально достаточны для этого, что обеспечивает достижение этой цели в ближайшем будущем. Одним словом этот мотиватор называется продуктивность -- это главный критерий выживания добывающих компаний в нынешних экономических условиях. Кроме продуктивности, беспилотные и автономные машины открывают недоступные ранее возможности, например добыча на высотах более 2500м, где людям приходится работать в условиях постоянной гипоксии, негативно отражающейся на качестве и безопасности работы, производительности и состоянии техники, и здоровье людей. Беспилотная и автономная техника полностью снимает ограничение по высоте добычи.

Само участие людей в технологических процессах добычи стоит колоссальных затрат: отсутствие задежек на смену оператора повышает производительность машин как минимум на 10~15%. В автономном режиме полезное время машины увеличивается с 65% до 80% при круглосуточной работе. На крупнейшей медной шахте Эскондида направление развития уже определено: максимальная производительность путём максимальной автономности, при увеличении безопасности при сокращении затрат на её обеспечение. Чтобы выжить в трудной экономической ситуации, остальным производителям придётся повторить это развитие у себя.

Этот процесс уже идёт. Шесть беспилотных самосвалов Комацу начинают работать в канадской компании Санкор на добыче битуминозных песков. С прошлого года беспилотные самосвалы Комацу работают на двух шахтах компании Рио Тинто в режиме 24/7. Компании BHP и Фортескю уже несколько лет используют беспилотные самосвалы Катерпиллар на угольных и железорудных шахтах.


Процесс удаления прокладок также начинает выходить за границы шахт и карьеров. Компания Хитачи создаёт беспилотные модификации своей техники для крупных строительных работ. Заметно также и ограничение по сложности операций: пока это простейшие функции самосвалов и частично функции буровых. К функциям бульдозеров и особенно экскаваторов пока не прикасались. Причина этого в выбранном подходе, хотя и выбирать приходится лишь из одного: уже привычные лидары, радары, спутниковая навигация и запрограммированные модели управления движением не масштабируются на сложные функции. Однако с осознанием промышленностью потребности и уже созданного спроса на беспилотную и автономную технику, для развитие систем управления будут приложены все усилия и ресурсы. Пик водителей для добывающей промышленности можно считать уже достигнутым.

Российско-Украинская война [05]

МИД РФ: На Украине продолжают бесчинствовать боевики, в том числе из «Правого сектора». [...] В результате открытой боевиками стрельбы два человека погибли, имеются раненые. [...] Поступает тревожная информация о том, что из Харькова в Донецк и Луганск выехала колонна с вооруженными наемниками «Правого сектора», лидеры которого объявили об открытии «восточного фронта», а на одной из швейных фабрик в срочном порядке шьют российскую военную форму. [...] К России поступает множество обращений с просьбой защитить мирных граждан. Эти обращения будут рассмотрены.

Новости из Китая

Завод мощностью 300 тонн графена в год запущен в Китае, что делает Китай мировым лидером в производстве графена. Продукция завода в виде пятнадцатидюймовых однослойных графеновых плёнок предназначена для производства сенсорных дисплеев в начальном количестве десять миллионов в год. Стоимость продукции оценивается в пятьдесят пять тысяч долларов за килограмм. Создание завода стоило около семнадцати миллионов долларов, доход от реализации продукции через пять лет составит около семнадцати миллиардов долларов. Создание этого завода стало началом реализации государственного плана по индустриализации графена. Следующей фазой развития завода станет расширение производства до 1000 тонн высококачественного графена в год.

Некоторые выводы и последствия:
1. Китай создал крупнейшее в мире производство качественного графена -- крупнейшее с большим отрывом.
2. Доход (не прибыль) через пять лет превысит небольшие затраты на три порядка.
3. Произведённый графен будет использован на других производствах в Китае, на что уже подписаны контракты.
4. Мои соболезнования компании SMG Indium Resources Ltd, обладателя стратегического запаса индия (36.3т) -- реализация их бизнес плана откладывается, хотя и не отменяется, потому что большая часть индия сегодня используется в прозрачных электродах сенсорных дисплеев.
5. Промышленное производство высококачественного графена открывает компании-заказчику возможность применения графена для производства накопителей энергии, износостойких антикоррозионных и биозащитных покрытий для крупных стальных конструкций.
6. Все эти производства будут в Китае или под контролем Китая, реализуя принятую в пятилетнем плане стратегию перехода экономики с сырьевого к высокотехнологичному производству.

Китайский сланцевый газ

Оценка ресурсов1 сланцевого газа в Китае составляет 36е9 м3. Однако использованию этих ресурсов препятствуют технические, геологические, финансовые и экологические проблемы, преодолеть которые вскоре врядли удастся.
[1]
1 В упрощённой формулировке ресурсами считаются принципиально доступные запасы с неопределённой экономической целесообразностью добычи. Резервами считаются экономически выгодные запасы, и они всегда значительно меньше ресурсов. Колебания цены и затрат на добычу могут превращать ресурсы в резервы, и наоборот. Фактор EROI при классификации запасов энергоносителей пока не учитывается.


"Углеводороды являются доминирующим топливом в энергетике Китая. Я думаю так оно и останется в будущем, просто потому что уголь обеспечивает около 70% общего потребления энергии. Я не думаю, что эта доля может быть уменьшена в близком будущем" -- сказал Сю Сяойе, главный исследователь Китайской Национальной Нефтяной Корпорации (CNPC). Другие эксперты подчёркивают, что китайские запасы сланцевого газа на сегодня практически не тронуты. Невозможно предсказать когда Китай получит в своё распоряжение технические и управленческие возможности для использования этих запасов.

В 2012 китайское правительство поставило задачу добывать 6.5е6 м3 сланцевого газа в год до 2015, и между 60е9 и 100е9 м3 в год к 2020. Препятствиями на пути к этой цели являются сложная геология и топография, недостаток доступных знаний и технологий, ограничения трубопроводной сети и инфраструктуры, а также необходимость огромных затрат воды для гидроразрывов. Хотя добыча газа в 2012 выросла на 6.7% за год, добыча сланцевого газа практически не ведётся. По словам Сю, в стране действует около 60 скважин, но большая часть из них являются экспериментальными, и лишь несколько ведут добычу. "Это пилотные проекты, но это только начало" -- сказал Сю. "Мы ещё не определились как это развивать, мы только учимся."

Несмотря на трудности, сланцевый газ в Китае имеет преимущества по сравнению с другими нетрадиционными источниками -- низкую стоимость бурения и более высокие цены на газ по сравнению со штатами. В ноябре китайское министерство финансов сообщило, что правительство готово платить 0.4 юаня за м3 сланцевого газа в период между 2012 и 2015. В конце 2011 правительство начало пилотную программу либерализации цен в двух южных районах страны с целью приблизить розничные цены к международным. У компаний недостаточно стимулов разрабатывать сланцевый газ, пока его добыча обходится дороже обычного.

Министерство природных ресурсов недавно провело второй аукцион по продаже лицензий на разработку сланцевого газа, охватывающих площадь 20000 км2 и требующих инвестиций в объёме 12.8е9 юань в течении трёх лет. Это был первый такой аукцион, куда были допущены иностранные компании в роли младших партнёров в совместных предприятиях с китайскими компаниями. Но ни одно совместное предприятие с иностранным финансированием не прошло дальше первого раунда.

Shell и Chevron работают с китайскими Sinopec и Cnooc, предоставляя технологии и опыт в добыче сланцевого газа. В декабре Sinopec объявил двухлетнее соглашение с ConocoPhilips по разведке около 4000 км2 в провинции Сичуань, где сланцевый газ более доступен, чем в засушливом районе Синьцзян. Обладателем прав на разведку большей части китайских запасов является корпорация CNPC. Shell заключила с CNPC договор о разделе продукции, но провела лишь ограниченную разведку в провинции Сичуань из-за высоких затрат и нехватки специального оборудования. Сейчас китайские компании стремятся получить права на разведку, получить опыт у иностранцев через партнёрства и поглощения, и дождаться выгодного уровня внутренних цен на газ. Иностранные компании в Китае преследуют долгосрочные цели и нечувствительны к нынешнему уровню цен.

Сю осторожно оценивает перспективы добычи сланцевого газа, называя китайские запасы "ресурсами", а не "резервами", показывая что экономически выгодная добыча ещё далека от реальности. Сю считает, что Китай должен определить количество и темпы добычи, которые были бы экономически оправданными, и как сланцевый газ впишется в энергетику страны в длительной перспективе. "Китай может считать сланцевый газ переходным топливом, которое поможет перейти от угля и нефти к возобновляемым2 источникам энергии. Правительство наметило рост доли неуглеводородных2 источников энергии до 15% к 2020, и 30% к 2050."
[2]
2 В этом высказывании мягко поставлены в один ряд "возобновляемые" и "неуглеводородные" источники энергии с программой частичного перехода почти на 40 лет вперёд, что оставляет достаточно времени (восемь пятилеток) для столь же мягкого "учточнения планов" и добавления ядерной генерации в список "возобновляемых" источников, не создавая паники на рынке урана и политический трудностей для обеспечения доступа к резервам урана в будущем. Делая поправку на реальное положение с углём в Китае на эти 40 лет, легко узнаётся китайская стратегия тайных и деликатных операций на интересующих их рынках, как они уже несколько лет действуют через лондонских посредников на рынке физического золота. Уже сегодня Китай строит около 30 реакторов.


Китайский интерес к сланцевому газу не ограничивается собственными запасами. Компания Sinochem объявила о приобретении 40% в месторождении Wolfcamp в западном Техасе. Частью оплаты является участие в проведении буровых работ и обслуживании скважин, что даст компании доступ к опыту разработки и эксплуатации таких месторождений. В прошлом году компания Sinopec приобрела у Devon Energy сланцевые активы в Огайо, Мичигане и других районах. Ранее CNOOC приобрела активы у Chesapeake Energy и купила канадскую компанию Nexen, владеющую активами в Северном море и производящую синтетическую нефть из канадских нефтеносных песков. Эти и подобные сделки показывают стремление Китая расширить свою энергетическую базу за счёт ресурсов по всему миру, включая Северную Америку, несмотря на встречаемое при этом противодействие. Методика этого расширения, применяемая китайскими компаниями, основана на приобретении прав на месторождения и участии собственных компаний в их разработке. Покупка энергоносителей на рынке, как китайцам не перестают советовать иностранцы, уже не рассматривается ими как приемлемая стратегия достижения энергетической безопасности страны.